ATELIER MENU
Ничто человеческое
ЛЮБОВЬ НАВСЕГДА!
ФЬЯММА ФЕРРАГАМО И МАРКИЗ ДЖУЗЕППЕ
САН ДЖУЛЬЯНО
Они познакомились случайно: сицилийский аристократ Джузеппе Патерно Кастелло ди Сан Джульяно (Giuseppe Paterno Castello di San Giuliano), чей дедушка был министром иностранных дел короля Италии и в чьем семейном палаццо в центре Катании на площади Università располагается один из факультетов местного университета, и Фьямма Феррегамо (Fiamma Ferragamo), глава всемирно известной фирмы Ferragamo. Это была любовь с первого взгляда. Они прожили вместе счастливых 32 года. Фьямма, к сожалению, ушла из жизни первой в 1998 году, а муж пережил ее ровно на 20 лет. Это интервью с маркизом Сан Джульяно я записала несколько лет назад в его родовом имении в нескольких километрах от Сиракузы. Джузеппе и Фьямма очень любили это имение. И похоронены они здесь же, недалеко от семейной часовни. Хочу и вас познакомить с историей любви и жизни двух умных, сильных и незаурядных людей.


Автор - баронесса Елена Скаммакка дель Мурго
Дочь известного российского дипломата Андрея Степанова, Елена вышла замуж за барона Маттео Скамакка дель Мурго и более 20 лет живет в Италии. Автор нескольких книг, в том числе документальной "Графы Лудольф". https://www.facebook.com/profile.php?id=100000661095896
Джузеппе Патерно Кастелло ди Сан Джульяно
Если позволишь, Джузеппе, давай начнем наш разговор с глубоких корней твоего рода...
Да, конечно, с удовольствием! Тем более, что историю нашей семьи во времена моего детства и отрочества наши родители практически насильно впихивали в наши молодые головы! Знаешь, все эти длинные фамилии, сложные старинные имена наших предков, кто на ком был женат, кто чем владел - вещи, которые в современном мире абсолютно никого не интересуют в таком объеме. Ну так вот, наш род нормандского происхождения ведет свою историю с 1060 года. Наша фамилия полностью звучит так: Paterno Castello di San Giuliano. Сначала было только Paterno, но потом кто-то из предков, сейчас уже не помню кто, породнился с семьей Castello и получилось Paterno Castello. Что и нашло свое отражение в нашем фамильном гербе. В связи с этим я тебе расскажу одну занятную историю об нашем предке, она как раз произошла в нашем палаццо в Катании. Это печальное событие случилось приблизительно в 1620 году. Палаццо принадлежало нашему предку, маркизу Орацио Патерно Кастелло, и был этот мужчина очень ревнивым мужем! Да таким, что однажды, даже толком не разобравшись, на почве необузданной ревности убил свою красавицу жену!
Вот это история! А я всегда полагала, что аристократы - люди более сдержанные в своих эмоциях, нежели простые смертные...
Вот видишь, моя дорогая, оказывается, бывают исключения из правил (смеется)!
Так вот, совершив это преступление, Орацио бежал из Сицилии в Ливию. Поскольку он не смог прихватить с собой ничего ценного, то перед ним встал вопрос, как зарабатывать на жизнь. Делать, конечно, он ничего не умел, и поэтому нашему богатейшему и знатному предку пришлось подрабатывать экскурсоводом по саванне . Со временем дошли слухи и до Италии, что какой- то чудак сицилиец, к тому же утверждавший что он маркиз Сан Джульяно, водит экскурсии по ливийской пустыне. Орацио даже корни там пустил, женившись на местной девушке и родив сына. Конечно, эта история не делает большой чести нашей семье. Скорее наоборот. Поэтому комната, в которой Орацио убил свою жену, осталась закрытой на многие столетия! Даже когда в 1914 году моя бабушка после смерти дедушки продавала наш дворец в Катании одному банку (позже туда въехал университет), то поставила условие, что злосчастная комната «Орацио» будет всегда закрытой.
Как говорится, в каждой семье есть свои скелеты в шкафу... Теперь давай остановимся подробнее на твоей семье, на твоих родителях, сестрах и братьях.
Моими родителями были Антонио Патерно Кастелло (Antonino Paterno Castello), седьмой маркиз San Giuliano, и мама Мария Джулия Нотарбартоло (N.D. Maria Giulia Notarbartolo dei principi di Sciara). Нас в семье шестеро: четверо братьев и две сестры. Как принято в дворянских семьях, наши родители нами почти лично не занимались: на это были немки-гувернантки. Перед сном мы дружно целовали родителям руки и шли спать в свои комнаты. После окончания школы наши родители четко определили, кому и куда надлежит пойти учиться: моему старшему брату была предписана карьера дипломата. Моей сестре Микаэле-Мики надлежало изучать иностранные языки, а мне поступить на сельскохозяйственный факультет для того, чтобы в дальнейшем вести дела наших семейных поместий на Сицилии. Но все пошло не так, как желали того наши мама и папа - не было у нас большого рвения к учебе. Я и мои братья проучились в университете всего два года и бросили. Это, конечно, позорно, но не смертельно (смеется). Потом началась вторая мировая война. Мой отец в 1943 году стал мэром города Катания. Кстати, мой дед, тоже Антонино (1852-1914 гг.) стал мэром нашего города всего в 27 лет, потом был сенатором, послом Итальянского королевства в Лондоне, а также министром иностранных дел. Так вот мой отец принимает решение уехать вместе с семьей из оккупированной немцами Катании в Бразилию. Там наш отец покупает огромную фазенду в 15000 гектаров земли, на которой всем нам, мальчикам, пришлось изрядно потрудиться. Как сейчас помню, мы вставали с зарей, завтрак нам готовили сестры, потом мы садились на трактора и вперед - работать наравне с крестьянами.
Таким образом ваш отец приучал вас к тяжелому труду? Наверное, говорил вам, что в жизни нужно уметь делать все, не так ли?
Именно так! Но, к счастью, этот воспитательный процесс продлился только пять лет. После окончания войны мы вернулись в Италию. Я сразу же отправился в Англию изучать английский язык. А вечерами подрабатывал в лондонском баре. Позже, через знакомых, я нашел работу в качестве шофера министра туризма и финансов на Багамских островах.
Все, что ты рассказываешь, для меня немного неожиданно: ведь твоя семья такая знатная и богатая, а ты и на тракторе работал, и барменом в Лондоне, и даже шофером! Не думаю, что дети российских олигархов на это способны! Твое самолюбие страдало?
Вовсе нет! Мне нравилось зарабатывать самому деньги и не зависеть от родителей. И я ни о чем не жалею! По моему глубокому убеждению, человек, который в жизни не научился подчиняться другим, никогда не сможет правильно руководить другими людьми. Благодаря всем этим скромным работам я научился очень многому, и именно это мне помогло в будущем создать правильную атмосферу в моем собственном бизнесе и добиться немалых успехов.
Я думаю, мы уже подошли к тому моменту твоей жизни, когда ты познакомился с Фьяммой Феррагамо. Как это произошло?
Как многое в жизни, это была чистая случайность. После того как я закончил работать на Багамах, я приехал во Флоренцию и стал представителем одной американской фирмы. И вот как-то вечером мы с моим кузеном Энрико Патерно пошли пропустить по стаканчику в один из баров города. Садимся за столик, а за соседним сидит Фьямма с друзьями. Мой кузен уже был с ней знаком и представил меня ей в тот же вечер. С того самого момента мы с Фьяммой никогда больше не расставались. Через два года мы поженились, и у нас со временем родились две дочери и сын. Мне очень тяжело говорить о моей любимой жене, которая, увы, так рано ушла из жизни. Но одно могу сказать, что это была необыкновенная женщина! Она была красивой, утонченной, с изысканным вкусом и отличными организаторскими способностями. Именно все эти качества помогли ей стать тем, кем она стала: творцом и идеологом фирмы Salvatorre Ferragамо после смерти ее основателя - ее отца.
Я думаю, что многим россиянам хорошо знаком этот бренд. Расскажи, пожалуйста, немного об этой компании.
История создания фирмы такова: Сальваторе Феррагамо, создатель фирмы и отец моей жены Фьяммы, происходил из бедной неаполитанской семьи и был одним из 13-ти детей. С самого детства Сальваторе нравилось обувное дело. Он с замиранием сердца наблюдал, как шьет обувь его дядя, от которого он и научился этому ремеслу. Когда старшие братья Сальваторе решили ехать в Америку на заработки, то и ему удалось выпросить у родителей разрешение на эту далекую и полную трудностей для эмигранта из Италии поездку. В Америке Сальваторе попадает в Калифорнию, продолжает учиться ремеслу сапожника, развивает свой природный талант и со временем становится, ни больше ни меньше, личным обувщиком многих голливудских звезд. Много позже он напишет книгу воспоминаний «Сапожник мечты», имевшую большой успех у читателей. Надо подчеркнуть, что Феррагамо делал свою обувь вручную. Когда в Америке стали производить обувь на больших фабриках, его ручная работа перестала быть востребованной даже у избалованных и капризных звезд Голливуда. Конечно, кое-кто еще у него заказывал обувь, но уже не в том объеме, как прежде. Поэтому Феррагамо решает вернуться в Италию. Он приезжает во Флоренцию и создает свое обувное производство. Но, увы, первый опыт проходит неудачно. Но он не останавливается на этом, не опускает руки и через два года вновь создает свою обувную фирму, которая на этот раз имеет большой успех. Дела идут хорошо, и Сальваторе решает, что пришло время жениться. Он едет в свой родной Неаполь и женится на дочери местного врача. Со временем у них рождаются шестеро детей.
Балетки Audrey созданы для актрисы Одри Хепберн
Джузеппе, объясни, пожалуйста, чем так необычна обувь Сальваторе Феррагамо? Почему у этой фирма такой успех?
Я думаю, успех состоит в том, что обувь Феррагамо очень удобная. Сальваторе изучал строение человеческой стопы, и, создавая свои модели, он опирался на эти знания. Если в двух словах, то колодка туфель Феррагамо очень удобная! Может быть, модели слишком классические, но в них ты ходишь как в тапочках. К тому же сейчас фирма выпускает не только обувь, но и мужскую и женскую одежду, всевозможные аксессуары из кожи.
Актриса Мэрилин Монро в туфлях Ferragamo
Когда фирма стала известной, кто именно ее возглавлял?
Ситуация сложилась следующим образом: в 1960 году, к сожалению, Сальваторе Феррагамо заболел раком и передал правление своей фирмы жене и старшей дочери Фьямме, которой на тот момент было всего 18 лет! Конечно, этим двум женщинам пришлось очень нелегко. Жена Ванда никогда в своей жизни не работала, занималась исключительно семьей. Фьямма только что окончила лицей, и у нее тоже не было опыта руководства такой большой фирмой. Но они справились! Всему научились и успешно вели дела своей компании.
А правда, что в фирме Ferragamo могут работать только те члены семьи, которые носят эту фамилию?
Нет, это не совсем так! Конечно, в руководстве фирмы стоят только члены семьи, но есть и приятные исключения: например, мой сын Диего, который носит мою фамилию, занимает большой пост в этой фирме. Ведь его мама была много лет вице-президентом компании, на ней все и держалось! К тому же мой сын умный, работящий и способный малый (смеется)!
Значит, ты никогда не работал со своей женой?
Нет, я всегда работал на себя и был финансово самостоятелен. Я создал фирму по продаже стоковой одежды брендов Ferre, Armani, Trussardi и др.
А кто же занимается этой великолепной усадьбой? Кто производит вино, джемы?
Все, что касается земли и выращивания на ней винограда, то этим занимаются мои управляющие. Вино я произвожу с моим другом и, пожалуй, одним из самых известных в Европе энологов - Питером Виндинг-Дирсом (Peter Vinding-Diers) из Дании. Мы производим небольшое количество бутылок разных вин высокого качества. Наше вино, как мне кажется, не уступает вашему Murgo. Шучу, конечно! Мы не конкуренты с семьей твоего мужа, а хорошие и близкие друзья!

На этой радостной ноте наша приятная беседа с маркизом Джузеппе Сан Джульяно подошла к концу. Мы вышли из уютной гостиной и не спеша направились в парк перед виллой, где на зеленой лужайке нас ждали другие приглашенные маркизом гости и элегантно накрытый к ужину стол.
Другие материалы этого автора